среда, 30 января 2013 г.

Психологические факторы, способствующие поддержанию социального неравенства

Социальное неравенство — форма дифференциации, при которой отдельные индивиды, социальные группы, слои, классы находятся на разных ступенях вертикальной социальной иерархии и обладают неравными жизненными шансами и возможностями удовлетворения потребностей.
Динамика изменения и организации социально-экономического устройства общества имеет свои сложнейшие закономерности, которые в наиболее глубоком виде были проанализированы в марксизме, поэтому было бы непростительной идеалистической ошибкой утверждать, что психология имеет решающее значение в общественной динамике. Однако психология все-таки играет определенную роль, которую вряд ли стоит и недооценивать, в этих процессах и развитие психологии, а также различных школ психоанализа и психотерапии дает возможность лучше ее понять.
Мышление, основанное на принципе однонаправленного линейного детерминизма (А влияет на Б, общество влияет на индивида) вряд ли пригодно для полноценного анализа данных вопросов. Диалектика, признание нелинейной динамики и принципа обратной связи - открывают иные перспективы.
Мы считаем, что в ряде случаев люди не только "просто", некритически и по-конформистски воспринимают социальное устройство общество и какие-либо его проблемные стороны, но в этот процесс восприятия активно вмешиваются такие психические механизмы, как проекция, что приводит как к искажению восприятия, так и к некоторому влиянию индивида на социальную среду.
Приведем пример анализа одного сновидения из психоаналитической литературы.
Сновидец увидел отвратительного бомжа, над котором вилось целое облако мух. Сон был интерпретирован так: бомж - та самая вытесненная и обесцененная часть психики сновидца, которая представляет собой как раз наиболее ценное и человеческое, на что указывает облако мух, похожее на... нимб.
Проекция является одним из значимых психических процессов, которому дано много определений с точки зрения различных направлений психоанализа, психотерапии, аналитической, семейной и гештальт-психологии. Огромная часть психической жизни протекает бессознательно, очень многое постоянно и по очень разным причинам "отправляется" в сферу бессознательного, откуда постоянно проецируется разнообразные объекты внешнего мира. Отметим, что проекция принимает важное участие в установлении человеком сложных и живых отношений с миром, играя большую роль в процессе развития детской психики (в формировании способности к эмпатии, например). При этом речь идет не только о проекциях на какие-либо отдельные объекты внешнего мира, но и приписывании миру (или обществу) неких более общих свойств ("одушевление", "очеловечивание" природы), но и о проекции на мир определенных внутрипсихических структур и отношений.
Попытки подавления своих желаний и эмоций могут, при проецировании их на внешние объекты и неспособности отделить свои проекции от реального мира, приводить к борьбе с этими объектами. В то же время наличие некоей подавленной и обесцененной сферы внутри себя, от которой невозможно избавится окончательно, может требовать постоянного наличия подходящих объектов, чтобы постоянно проецировать на них свою Тень и выражать к ним соответствующее отношение, а если таковых нет, то их нужно либо придумать, либо создать путем целенаправленных действий, нередко провокационного характера (и тут уже вступает в дело проективная идентификация). Так, на уровне семейных отношений путем провокаций, часто изощренных и скрытых, другого человека можно систематически "выводить из себя", а затем упрекать его в "излишней раздражительности", или, например, у ребенка можно вначале тормозить проявления его активности и самостоятельности, а затем - упрекать его в "инфантильности" или "лени". Жена алкоголика может извлекать некоторую психологическую выгоду из своей ситуации - ведь она, в сравнении с пьющим и опускающимся мужем, находится в гораздо лучшей "моральной" позиции и постоянно демонстрирует стремление помочь ему, которое, впрочем, обычно не только не помогает, но, скорее, поддерживает ситуацию. В конце концов, в семейной системе один из ее членов может стать "носителем симптома" (идентифицированным пациентом), как это называется в семейной терапии.
Но на более широком уровне - на уровне общества - можно даже самому лично не прилагать никаких усилий к тому, чтобы постоянно существовали "нужные" в этом смысле объекты. Ведь сам тип общественного устройства (общественно-экономическая формация) постоянно "производит" нищих, бездомных, безработных, малообеспеченных, попавших в долговое рабство, преступников, "исключенных", а также весьма различные социальные группы (или целые слои общества), которые "маркируюются" соответствующим образом (см. также теорию социальной стигматизации Э. Гоффмана); поэтому можно лишь активно или пассивно поддерживать существующий социальный порядок, получая от этого то, что в психоанализе называют "вторичной выгодой" от невроза, а в семейной терапии склоняются к определению этого как "первичная выгода". Психологическая и социально-психологическая маркировка таких людей и групп приводит к еще более жесткому закреплению их в положении (практически, в состоянии дискриминации), которому они во многих случаях обязаны экономическим условиям и обществу, построенному по принципе разделения на классы, социальной стратификации, эксплуатации, наемном труде и пр. Стигматизация же служит не только оправданием враждебного отношения к стигматизируемым, но создает "благодатные" условия для приписывания человеку дополнительных негативных свойств и несовершенств на основании лишь какого-то одного несовершенства.
Враждебное же отношение к таким людям или группам может быть в том числе и результатом смещения агрессии, которая была вызвана совершенно другими ситуациями, проблемами или людьми, но не имела возможности выхода и была вытеснена, чтобы проявиться в более "удобном" случае, на более "подходящие" объекты. Раздувание же негативных или несовершенных свойств "жертвы" является результатом проекций.
Разные социальные группы "удобно" подходят для проецирования удивительно разнородного и многообразного содержания бессознательной сферы. Отсутствие необходимого объекта способствует резкому усилению напряжения - ведь тогда появляется возможность столкнуться как со своими внутренними проблемами, так и реальными пробелами внешнего мира.
В понимании бессознательно мы будем отталкиваться от неофрейдисткого, постструктуралистского и постюнгианского представления о психике и бессознательном. В бессознательном нет никаких застывших, неизменных, вечных и внеисторических структур или содержаний. Психика - это процесс, который включен в живую и сложную ткань социума, культуры и межличностных взаимодействий, которые, сами являясь исторически изменяющимся процессом, и порождают психику. Бессознательное - это не только область некогда вытесненных или просто забытых впечатлений, эмоций, желаний, реакций, остатков от наших идентификаций и взаимодействий с другими и пр., но это еще и "фабрика" (по Делезу и Гваттари), где осуществляется постоянный процесс по производству все новых желаний. В психике нет ничего "высшего" или "низшего" и т.п., но необходимость приспособления к социуму требует создает серьезнейшее внутреннее расщепление. Огромная часть психической жизни, включая все нереализованное ("остановленное производство", сломленную ризому), обесценивается и подавляется, либо подвергаясь забвению (но все вытесненное возвращается), либо маркируясь как "плохое", "ненужное", "невроз" и т.п. Таким образом формируется Тень и появляется психологическая "необходимость" (если в этом не разобраться) в объекте для проекций.
Наша социальная среда - не просто крайне сложна и неоднородна, она еще и противоречива, если не сказать - парадоксальна. Она не только жестко требует приспособления к ней, которое достигается часто неоправданно высокой "ценой", но и делает это приспособление еще более проблематичным, часто меняя "правила игры" и выдвигая противоречащие друг другу и внутренне противоречивые требования (на уровне межличностных отношений эта проблема, в качестве видов патогенной коммуникации, рассматривалась Бейтсоном, Вацлавиком, в школе Пало Альто и пр.; с позиций социального анализа были подвергнуты критике модели "текучего" капитализма, "децентрализованно власти", "жидкого общества", "нового духа капитализма", которые, несмотря на обещания освобождения человека, создавали лишь условия для новых форм принуждения и эксплуатации, но уже в более скрытой форме, весьма напоминающих double bind).
Одна из главнейших задач процесса социализации заключается в постоянном воспроизводстве производительных сил, которые требуются для воспроизводства общества как системы. В условиях современного капитализма требуется воспроизводить не просто "рабочую силу", но и "активного" потребителя - члена "общества потребления". Как заметил Бодрийяр, "все мы стали трудящимися на ниве потребления". А это означает, индивид сейчас "конструируется" не только по лекалу "рабочей силы" (требуемых профессиональных навыков и знаний), но и вся его остальная жизнь, вся область его интересов, желаний, воображения и т.п. также подпадает под пресс стандартизации, когда рынок уже заранее "знает" что нужно потребителю.
Еще Юнг и ряд психоаналитиков и психологов (Фромм, Р. Мэй и пр.) отмечали опасность полной идентификации индивида со своей социальной ролью, с социально и экономически полезными и требуемыми функциями, когда весь неисчерпаемый потенциал психики, все ее богатство и многообразие становится просто не нужным, либо даже опасным для существующего порядка. И если раньше в основном лишь работа, рутина работы или тяжелые условия труда занимали большую часть жизни человека, то сейчас остальную часть занимает потребление, тотальный прессинг рекламы, телевидения и массмедиа, приводящие к внутренней пассивности.
В результате, человеку, возможно, становится еще более сложно проявить настоящую внутреннюю активность, самому найти или создать то, что имеет внутреннюю ценность и значимость именно для него (а не автомобиль или краску для волос, которые, якобы, создавались именно для его "индивидуальности").
Существующая социально-экономическая модель на данном этапе развития общества и человека становится настоящим препятствием для всестороннего развития последнего, создавая все более серьезные социальные проблемы.
Таким образом, где-то в глубине бессознательного оказывается настоящее царство всего нереализованного и непроизведенного, но очень ценного для человека, а, возможно, и для социума, того, что не нашло возможности реализоваться.
Для того, чтобы "легче" перенести когнитивный диссонанс, все вытесняемое всячески обесценивается. Ведь очень и очень непросто признать, что среди вытесненного и нереализованного - самое важное для тебя, что наполнило бы твою жизнь настоящим смыслом. Конечно, среди вытесняемого есть много того, с чем нужно работать. Тотальная фрустрация и большой спектр видов патологической коммуникации (по Бейтсону, Вацлавику и пр.) создает множество конфликтов и сложных переживаний. Но они - лишь часть внутреннего мира и старое фрейдовское определение бессознательного как "кипящего котла" асоциальных, агрессивных и сексуальных побуждений является во многом результатом элементарных логических ошибок и влияния социальных установок, которое ускользнуло даже от проницательного ума Фрейда.
Оставаться наедине с тем, что не удалось реализовать, как и с мыслями о соответствующем устройстве общества - сложно. Поэтому и получается, что если человек не может реализовать нечто важное, раскрыть важнейшие стороны своего внутреннего мира, то ему требуются объекты, на которые он смог бы все это проецировать. И эту роль играют те социальные группы и слои, о которых мы говорили выше - нищие, бездомные, неудачники, безработные, малообеспечененые, инвалиды и пр., которые также совсем или почти лишены возможности реализовать себя и вырваться из пут социальной ситуации, которая жестоко ломает и их психологию. Сюда же включаются и те, кто находится в других регионах планеты, живя в ужасающих условиях - массмедиа и ТВ устраняет проблему расстояний и всегда найдет достаточное количество нужных объектов для проекций и/или идентификаций.
Внутренний мир человека очень сложен и будет ошибкой понимать его упрощенно - в виде некоего театра, с внешне отдельными друг от друга актерами (-желаниями), которые проецируются на отдельные и фиксированные объекты. Поэтому, нереализованная его этого мира может проецироваться как на тех, кто лишен возможности для самореализации, так и на различные идеализированные социальные модели, на мир "богатых, знаменитых и успешных". Сравнение с последними все-таки сопряжено с риском сильного дискомфорта (обострение чувства неполноценности, зависть, ощущение несправедливости), а вот "нижестоящие" более "удобны" в этом смысле. Э. Фроммом было введено понятие садомазохистского характера, служащего опорой для любой тоталитарной системы. Садомазохистский характер отличает поиск внешнего Авторитета, Власти, которой нужно подчиняться и восторгаться, а с другой стороны, ему нужны те, кто ниже него, над кем он сам может властвовать и даже унижать их.
Работа психических "механизмов", включая проекцию, а также постоянное воздействие на человека социального окружения, приводят к затруднениям в процессе восприятия реальности и ее критического осмысления. Человек оказывается неспособным разобраться в устройстве социума, в происхождении и логики тех или иных ситуаций. Более того, тормозится сама способность к критическому мышлению, ибо так "спокойнее". Еще Маркс и Энгельс писали о том, что капитализм мистифицирует экономические (производство, потребление) и социальные процессы, скрывая их настоящую логику и их генезис.
В случае рассматриваемой в данной статье проблемы, мистифицируются социально-экономические процессы, которые приводят к поляризации общества, к разделению на классы, мистифицируется и сама внутренняя организация капиталистического общества, которая делает практически неизбежным появление малообеспеченных, безработных, нищих и т.п., а также регулярное наступление экономических кризисов, еще более обостряющих системные проблемы общества.
Результате, общество, в этом контексте, представляется обывателю чем-то вроде экрана для проекций. В качестве "подходящих" элементов для проекций выбираются не только самые "низшие" слои общества, но и те, кто находятся хоть немного ниже на социальной лестнице.
То есть в данном случае не нужно никого специально провоцировать на "нужное" для механизмов психической защиты поведение, требуется "только" поддерживать Власть и существующую систему. Это можно сравнить с тем, когда некая часть общества готова проецировать собственную агрессию и деструктивность на армию, которая, сама становясь "пушечным мясом" и разменной монетой в играх Власти, политиков и капитала, выполняет тот или иной их "заказ", проводя "миротворческие миссии" где-либо; а также в случае работы системы по исполнению наказаний, когда государственная машина чинит "правосудие" и борется с "врагами общества".
Такое участие психических процессов и защитных механизмов в социальных процессах является фактором, тормозящим возможность социальных изменений, которые создали бы лучшие условия для настоящего личностного роста всех граждан, и способствует консервации проблем. Явным и неявным сторонникам неравенства психологически нужны те, кто лишен возможности реализовывать себя - в последних первые узнают себя.
У человека, признающего "внутреннее равенство", а также ценность всего многообразного внутреннего мира, которое должно иметь возможность для реализации, просто не будет заинтересованности в существовании неравенства, нищеты, козлов отпущения и т.п. И, скорее всего, он станет выступать за идеологию, которая отстаивает эти принципы. Определенная внутренняя расщепленность у человека, вероятно, будет всегда, окончательная целостность - недостижима и невозможно, но здесь речь идет об устранении искусственного раскола, искусственного и социально обусловленного разделения на "высокое" и "низкое", "нужное" и "ненужное", где под нудным понимается лишь то, что способствует росту капитала.
Есть старый фантастический рассказ, принадлежащий одному из американских классиков. В нем описывается жизнь обычного американского городка, а главный персонаж - стандартный алкоголик и дебошир. Но на самом деле этот алкоголик не человек, а... инопланетянин, который у себя дома, вечером, снимает маску и отдыхает от общественной роли, которая оттягивает на себя негатив. Оказывается инопланетяне давно вошли с нами в контакт на уровне Правительства и, по просьбе последнего, они выполняют "полезную функцию", играя роль "козлов отпущения", вместо людей. Это как раз хороший пример того, как появляются "носители симптома", которые позволяют данной системе сохранять гомеостаз. Ценой самих себя. И в реальной жизни на этом месте находятся реальные люди, тысячи, десятки и сотни миллионов тех, кто вовсе не добровольно выбрал себе такую жизнь и такую роль.
В силу того, что в обществе процветает отношение к человеку как товару, рабочей силе, средству для наживы, элементу в бухгалтерской калькуляции, единице в расчетах эффективности и размеру прибыли, винтику в Мегамашине, марионетке в кафкианском Замке, что связано с деперсонализацией, с подавлением способности к человеческим отношениям - в такой социальной атмосфере действительно более легко становится относиться к людям как к экрану для своих проекций.
Томас Сас в "Фабрике безумия" отмечал, что, оценивая свою человечность за счет обесценивания других, живя за счет чужого смысла жизни, отобранного у других, мы становимся экзистенциальными или духовными каннибалами.
Отказ человека приносить в жертву козлов отпущения и его желание распознать и принять собственное положение и положение своей группы и общества, а также свою ответственность и ответственность своей группы перед всем миром стали бы важным шагом на пути развития как общества, так и человека. А возможно это уже вопрос выживания человека как вида, так как раскол и поляризация общества достигает все более угрожающего масштаба.

Комментариев нет:

Отправить комментарий